Профессор СГТУ продолжает работу над проектом, поддержанным ОГОН РФФИ

Профессор СГТУ имени Гагарина Ю.А., зав. кафедрой «Спорт, туризм и молодежная политика» Дмитрий Михель продолжает вести работу над проектом «Индивидуальный опыт болезни и страдания в контексте социокультурных трансформаций: философские проблемы медико-антропологических исследований». Данный проект является трехлетним и выполняется при поддержке ОГОН РФФИ (РГНФ №15-03-00348).

В рамках проекта осуществляется разработка научно-гуманитарной концепции повседневного человеческого опыта болезни и страдания в условиях трансформации общественной жизни и культурной реальности. Основные результаты исследований профессора Михеля были представлены в рамках научных докладов на 3, 4 и 5-м Всероссийских симпозиумах по медицинской антропологии в Москве (2015, 2016, 2017), 10-м и 11-м Всероссийских конгрессах антропологов и этнологов в Екатеринбурге (2015) и Ижевске (2017), Всероссийских конференциях «Философские проблемы биологии и медицины» на базе Института философии РАН и Московского государственного медико-стоматологического университета (2015, 2016) и Международной конференции «Мишель Фуко: субъект настоящего» на базе МГУ имени М.В. Ломоносова (2016).

В рамках проекта были опубликованы следующие научные работы:

монография:

Медицинская антропология: исследуя опыт болезни и системы врачевания. Саратов: СГТУ, 2015. — 320 с.

статьи:

Здоровье, болезнь и страдание в медицинской антропологии (политэкономическое направление) // Медицинская антропология: проблемы, методы, исследовательское поле. Сб. статей / отв. ред. В.И. Харитонова. — М.: ООО «Публисити», 2015. — С.9-19.

Клиника, болезнь и лечение в фокусе медицинской антропологии (клинически прикладное направление) // Цивилизация-общество-человек: научно-образовательный журнал. — 2015. — №1.  — С.61-76.

Болезнь, страдание и насилие в фокусе критически прикладной медицинской антропологии Нэнси Шейпер-Хьюз // Социология власти. — 2016. — №1 (Том 28). — С.55-75.

Философия терапевтического выбора: принятие медицинских решений в контексте социокультурных трансформаций // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Философия. Психология. Педагогика. — 2016. — Т.16. — Вып.2. — С.155-161.

Лечение и забота: проблемы развития медицины в фокусе гуманитарно-медицинских дискуссий // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. — М.: ИВИ, 2016. — Вып.57. — С.259-281.

История болезни в социокультурном контексте: философское осмысление медико-антропологических исследований пациентского опыта // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Философия. Филология». — 2016. —  № 2 (20). — С. 88-109.

Болезнь как социальный диагноз: философия социального исключения и реинтеграции // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Философия. Психология. Педагогика. — 2017. — Т.17. — Вып.2. — С.156-161.

Еще целый ряд подготовленных научных материалов находится в печати.

Вкратце основные результаты исследований состоят в следующем:

Проблема индивидуального опыта болезни и страдания – одна из центральных для современных междисциплинарных исследований, для диалога философии и философской антропологии с другими социально-гуманитарными дисциплинами, прежде всего медицинской антропологией. Философская мысль осознает конечность человеческого бытия, которое ограничено рождением и смертью. Универсальными онтологическими факторами, которые ставят бытие человека под вопрос, расщепляют тотальность его существования, также являются болезнь и страдание. Болезнь и страдание способствуют разборке индивидуального бытия на составные части, но при этом дают мощный стимул и для последующей сборки. Тотальность индивидуального человеческого бытия деконструируется. Человек как бытие, способное испытывать страдание, сталкивающееся и справляющееся с болезнью, — предмет для философского осмысления, которое, в свою очередь, требует учета новых данных, предоставляемых социально-гуманитарными, в том числе медико-гуманитарными дисциплинами.

Опыт болезни и страдания является универсальным, но при этом он всегда конкретен и локален. Он непосредственно зависит от поведенческих привычек человека, состояния окружающей среды, характера социальной поддержки, экономического положения и культурного фона, от уровня развития здравоохранения и доступности конкретных видов медицинской помощи. Учет всех этих факторов стимулирует движение философии к междисциплинарности. Философское осмысление данной проблемы способствует гуманизации медицинской теории и практики и способно придать новый импульс развитию такой области знания как медицинская антропология. Оно также открывает новые интеллектуальные пространства для самой философии в ее постметафизическом состоянии.

Болезнь для человека означает неспособность делать те вещи, которые он привык делать в обычной жизни. Происходит расщепление тотальности его индивидуального существования, человек сталкивается с предельностью своего бытия при жизни, у него возникают вопросы, на которые необходимо получить ответы. Новая ситуация характеризуется рядом взаимосвязанных измерений. В биологическом аспекте тело перестает быть опорой для воплощения жизненных планов; в социальном аспекте индивид выпадает из привычного ритма жизни, складываются предпосылки к его депривации; в психологическом аспекте он испытывает возрастающие по силе переживания; в этическом и философском аспекте – ищет объяснения для сложившейся ситуации, пытается наделить ее смыслом, обращается за помощью к другому, начинает искать медицинское решение, встает перед терапевтическим выбором.

Принятие медицинского решения происходит как со стороны медицинского профессионала, так и со стороны страдающего человека. Для пациента принятие медицинского решения связано с осуществлением выбора между субъектами помощи (он сам, семья, различные врачеватели, в том числе врач как врачеватель, обладающий научными знаниями). Выбор может быть обусловлен культурным фоном, социально-экономическим статусом, доступностью медицинской помощи, степенью доверия к врачу, нравственными и религиозными убеждениями. Для врача принятие медицинского решения начинается с профессиональной готовности воспринять пациента как личность, как другого, нуждающегося в помощи, но при этом являющегося носителем конкретной культуры, обладателем социально-экономического статуса и т.д. Принятие медицинских решений представляет собой содержательную часть практики, которая предшествует медицинской практике, является ее онтологическим условием. Практика медицинских решений подразумевает развитие особой философии терапевтического выбора.

Философия терапевтического выбора – это составная часть индивидуального опыта болезни и страдания. Она разворачивает посредством целой цепочки вопросов о том, что такое человек? Что с ним происходит? Является ли происходящее болезнью? Почему болезнь случилась со мной? Почему сейчас? Следует ли что-то делать с этой ситуацией? Если да, то к кому обратиться за помощью? Следует ли доверять врачевателю? Следует ли соглашаться с его этической позицией? Длинный ряд этих вопросов является отправным пунктом для диалога пациента с врачом о последующем процессе лечения, значимой частью индивидуального опыта болезни и страдания. Без их уяснения невозможно последующее успешное осуществление медицинской практики. Данные вопросы необходимо более основательно включить в научную повестку медико-гуманитарного знания, в частности связанных между собой философии медицины и медицинской антропологии.

Болезнь – это не только патологическое состояние организма, но и моральное потрясение и социальная драма. На протяжении человеческой истории происходила эволюция как характера основных заболеваний, угрожающих человеческому здоровью, так и форм социальной реакции на них. В примитивных обществах охотников и собирателей социальной реакцией на болезнь было сплочение всей социальной группы вокруг больного. В сложных обществах – от аграрных до индустриальных – в связи с появлением так называемых «новых болезней» появились не только более эффективные системы врачевания, но и особая обывательская философия социального исключения и духовной реинтеграции. Этот тип философии является важной ментальной характеристикой сложных обществ, обеспечивающих их выживание перед угрозой необъяснимой опасности. На примере проказы можно увидеть, что восприятие некоторых болезней способно принимать форму социального диагноза и сопровождаться исключением, изоляцией и стигматизацией; этот тип восприятия продолжает воспроизводиться и в наше время.

Индивидуальный опыт болезни и страдания формируется учетом конкретных социально-культурных условий и культурно-исторических различий. Концептуализация проблематики опыта болезни и страдания стала следствием процессов гуманитаризации системы медицинского образования и развития комплекса медико-гуманитарных дисциплин, включающего в себя медицинскую антропологию. Становление медицинской антропологии связано с критикой биомедицинской модели мышления и попытками разработать культурно-ориентированный подход к осмыслению проблем здоровья и болезни. С позиций такого подхода опыт переживания пациентами конкретных заболеваний включает в себя не только физические, но также моральные и социальные страдания, причиняемые культурой. На рубеже ХХ и XXI вв. в структуре пациентского опыта появляется политическое измерение. На примере рака груди и связанного с этим заболеванием пациентского опыта можно увидеть, как в современном западном мире возникает особая форма политики, направленная на борьбу за признание ценности пациентского опыта и за более эффективное лечение.

Философское осмысление идей Артура Клейнмана позволяет говорить о существовании в структуре пациентского опыта значимых смысловых компонентов, прежде всего нравственных и социально-психологических. На формирование пациентского опыта оказывают влияние такие факторы как культурная среда, социальные институты и господствующая медицинская теория. На примере современной западной биомедицины можно увидеть, что стремление свести все разнообразие пациентского опыта только к конкретному медицинскому диагнозу лишает значимости индивидуальный и социальный опыт болезни. В случае с депрессией и неврастенией в китайской культуре периода «культурной революции» и последующей «красной модернизации» вскрывается связь между механизмами социально-политического принуждения и психосоматическими аспектами заболевания. Стремясь упразднить боль в качестве сопутствующего признака заболевания, биомедицина делегитимирует личностное измерение болезни и нередко, действуя вопреки сущностным интересам пациента, лишает его моральной опоры. Современная биомедицина не способна предоставить утешение в страдании тем, кого она намерена только лечить, т.е. вмешиваться на биологическом уровне.

Осмысление идей Пола Фармера дает возможность привнести новые измерения в проблематику опыта болезни и страдания. Анализ динамики эпидемий СПИДа, туберкулеза и других инфекционных заболеваний свидетельствует о том, что важными факторами пациентского опыта являются социальное неравенство в сфере здоровья, структурное насилие, глобальное неравенство в доступе к основным ресурсам жизнеобеспечения, включая качественную медицинскую помощь. Неравенство в сфере здоровья воплощается в фактах неравномерного распределения уровня смертности от инфекционных болезней между богатыми и бедными странами, а также между богатыми и бедными в одной и той же стране. Структурное насилие воплощается в устойчивой и неприметной тенденции унижения и подавления одних общественных групп другими, развивающихся обществ развитыми. Исследования Фармером опыта страдания на Гаити и в тропической Африке вскрыло две основные его причины, укорененные в колониальной и постколониальной истории этих регионов мира – политическое насилие и высокий уровень распространения инфекций.

Подробнее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новое на сайте